Drakonit (drakonit) wrote,
Drakonit
drakonit

«Мы приходим в ваш мир». Фантастический рассказ

Громада десантного крейсера остается там вверху, на орбите, а три наших «призрака» незримыми болидами ввинчиваются в атмосферу вашего мира. Нас не засекут радары большинства разумных рас. Только мощные, пожирающие уйму энергии гравитационные сканеры Механоидов или подпространственные чувствители Отрешенных. Но в этом мире нет радаров и чувствителей. Здесь нет никого – только неимоверно древние развалины в буйстве лесов и степей. И мы приходим. Первыми.

Конечно, до нас тут побывали дройды. Множество дройдов, которые составили карты, замерили фоны, взяли все возможные пробы, провели тесты. Мы всегда знаем куда идем. И все же мы – первые. Пусть это и не покажут в Галактнете сегодня. Славы нам хватает. «Серебряный корпус» - разведка и десант Империи. Персонажи сотен если не тысяч книг, виртпостановок, скульптур и прочих произведений. Нас видят не так часто как «Золотой корпус» - императорскую гвардию, чьи бойцы в своих несокрушимых доспехах могут выйти один на один с тяжелым Механоидом или высшей формой Отрешившегося, а гвардейский линкор может расколоть как орешек планету. Но дети всех трех Первых рас играют в нас. Как, впрочем, и в колонистов, и в космофлот, и медкорпус…

Еще на подлете мы покидаем «призраки» и на ранцах-антигравах тройками скользим к поверхности, занимаем позиции и ждем. Получив подтверждение всех своих бойцов, я откидываю забрало и своими глазами смотрю на этот мир, делаю первый вздох, ощущаю мир. Это важно. Пусть техника сто раз проверила все. Но я – командир центурии разведки, а еще – «чувствующий» - потомок обладателей безмерно древнего и почти забытого за тысячелетия искусства. Я могу дать отбой, и «призраки» послушно уйдут наверх, а крейсер ощетинится полями и орудиями и отменит высадку. Это мое право. Но я не чувствую опасности и зла. Этот мир спокоен и открыт. И я даю добро по крейсерской связи.

Мы приходим первыми. Эта традиция. Но по той же традиции сегодня нас не увидит Империя. В Галактнете увидят их – молодую пару на космошлюпке. Это тоже традиция. Может ее не поймут холодные Механоиды, непостижимые Отрешившиеся, погрязшие в наживе Птерраны, да и много кто еще во Вселенной не поймет, а много кто позавидует. Но традиции, в том числе и такие романтические, делают нас теми, кто мы есть, не позволяя соскользнуть на путь тьмы, механического развития или наживы. Мы – Империя Души.

Поэтому сейчас на луг возле побережья тихого внутреннего моря опуститься маленькая шлюпка, на землю выпрыгнет парень в комбинезоне колониста и примет на руки ее – свою избранницу, которая уже несет в ваш мир будущую жизнь. Вынырнувшие из технического люка еще при посадке дройды будут передавать эту картинку на крейсер, а оттуда она разойдется по экранам всей Империи и тех миров, где принимают наш Галактнет.

Я знаю их – хорошие ребята. Он – канонир, она из службы навигации. Эту пару выбрал корабельный хранитель гармонии и утвердил капитан крейсера из десятков других. Такие пары всегда есть – в десятитысячном то экипаже. По традиции они останутся в вашем мире – на год как минимум. Она будет работать в службе наведения первого космопорта, он, скорее всего, станет командовать первой батареей ПВО. Традиции. Но искренние. Они действительно рады стоять сейчас обнявшись и смотреть на море. На мир, который станет родовым миром их новой семьи. Первые вышедшие получают рыцарский титул с именем первого космопорта этого мира. Традиция и гварг меня побери, если плохая. На их месте могут оказаться и механики, и медики, и мы, «серебряные», но мы редко остаемся на открытых мирах. Нас тянет дальше.

Вот уже завершена церемония – он вонзил в землю свой кортик. Не церемониальный, вполне функциональный клинок из звездного серебра, который режет металл других рас. Она плеснула на землю, на траву воду из фляги. Вода, созданная нашим крейсером. Он же живой. Не знаю как было у вас, а у нас все корабли флота и разведки – живые, они чувствуют и защищают свой экипаж, затягивают раны, дают воду и воздух. У каждого – свой блеск огней в коридорах, свой особый едва уловимый запах. Для командира и пилотов крейсер – родное существо. Для нас, разведчиков, гостеприимный хозяин, но не дом.

Теперь этот мир – наш. Мир Империи Души. Империи Трех Первых Рас. Наша колония. Сейчас с гулом сюда начнут садиться модули первой базы, а на орбите крейсер оставит Комплекс – это и орбитальная база, и маяк, и форт, и спасательная станция. Комплекс колонии – небольшой, помещается в главном крейсерском трюме. А на орбитах наших родных миров висят Комплексы, способные принимать в себя даже гвардейские линкоры.

Модули идут вниз, а в них – население и гарнизон первой базы. Люди, бастийцы, сцинки. Их ждет еще Именование планеты и города, вечерний праздник. Мы тоже будем там, но пока мы бдим. Левее меня с тяжелым грайзером держит позицию Оникс – большой рыжий бастиец, справа чутко бдит со снайперским лучеметов Ларга – человек. В «призраке» за моей спиной держат связь с нами Брея и Влар – пара сцинков. Я – человек. Горжусь ли я этим? Да. Среди Трех рас нет старшей. Некогда Баст сотворила своих детей – бастийцев, дала им душу и открыла мир. Хранитель гармонии Империи всегда из расы баст. Сотворенные - прекрасные бойцы и танцоры, мыслители и разведчики. Но именно Баст призвала сцинков и открыла в них дар созидания. Великий конструктор Империи – всегда сцинк. Наши корабли и оружие, наши доспехи и связь – чаще всего это дело рук сцинков – расы Призванных. Они отличаются от нас и бастийцев. Для меня девушка баст может быть спутницей, девушка сцинк – нет, но лучшие мои друзья – сцинки, порой с ними легче общаться и проще высказать наболевшее и созревшее, чем с бастийцами или людьми. И все-таки я горжусь, что я человек, ведь люди – раса Пришедших. Мы увидели свет Баст, мы пришли сами, мы сделали выбор и это право дано нам навечно. И как бы то ни было, но Император или Императрица – всегда человек.

Нет, я не заболтался. Мысли скользят в голове, а тело бдит. Мы держим периметр, подтверждая безопасность посадки. А вот и сигнал с модулей. Они уже на земле. Первая пара встречает остальных. На землю шагнули ребята из пехотной роты будущего гарнизона, и нам подтверждают отбой. Скоро «призраки» уйдут наверх, а затем мы спустимся на праздник.

Но я медлю. Отзываю десант на «призраки», даю Брее и Влару и остальным экипажам взлет, а сам активирую ранец и скольжу на несколько десятков километров вдоль побережья, туда, где дожди вызвали мощный оползень и открыли остатки древнего города. Какое-то неведомое оружие или катаклизм огладили постройки, оставив только камень и оплывшее по стенам стекло. Но и сейчас эти руины красивы. А еще уцелели скульптуры – явно воин на странном животном, почти человеческая девочка с бескрылой мяонхой, а еще пара – почти люди – на скамейке. Ваша раса умела создавать сплавы, которые пережили даже ту далекую катастрофу. И я сажусь рядом и медлю.
Мы пришли в ваш мир. Мы приходим туда, где нет разумной жизни или где нас принимают. Мы можем прийти с боем – в мир наших врагов, на родную планету тех, кто не признает законов Галактики, кто нападает на наши корабли или миры. Разумный мир может отказаться от дружбы с Империей – ваше право. Вы можете даже не принять посольства. Есть системы, куда мы не приходим – право мирных рас жить там и бороздить космос. Тогда для них закрыты и наши миры. Но если Сенат, Хранитель гармонии или Великий конструктор увидят поднимающееся Зло, опасность для этого уголка Вселенной, мы придем. Так бывает редко, но бывает. А еще мы можем прийти, если мир зовет на помощь, погибая от войны, катастрофы или чужого вторжения…

А каким был ваш мир? Что заставило вас уйти или что уничтожило? Мы не нашли здесь следы Механоидов, Отрешившихся, Птераннов или других рас Вселенной которые могут проявить агрессию, уничтожая, покоряя или изменяя чуждой мир. Тут нет даже остаточных фонов боевых полей, радиации, разбитой техники. Только немного руин. Может быть, это была ваша колония, и вы не смогли или не захотели сохранить ее. Теперь это наш дом, еще один дом Империи.

Когда над первым поселением этого мира наступит закат – будет праздник. На планету отправятся все желающие, кроме дежурной смены. А через три дня, когда космопорт начнет принимать первые корабли, крейсер разведки уйдет дальше к окраине Галактики, передав дежурство патрульному корвету.

Нас ждет еще одна точка маршрута – желтая звездочка на самой окраине Галактике, где дальние сканеры засекли жизнь. Какой она будет? Есть ли там жизнь? Как нас там встретят?
Subscribe

  • Здесь водятся динозавры

    Говорят, в Крыму и мамонты, и динозавры водились. Их кости находили, когда трассу Таврида строили. А может и сейчас водятся? Картинка как бы…

  • Севастополь: весенние и летние коты

    Живут на земле существа неземной красоты. И мы знаем, что это коты! А в Севастополе они живут особенно в большом количестве и вольготно. Ведь наш…

  • Севастополь с высоты птичьего полета

    Наверное очень многим хотелось взмыть над своим родным городом, поселком, селом и увидеть его с высоты птичьего полета. А уж Севастополь - такой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Здесь водятся динозавры

    Говорят, в Крыму и мамонты, и динозавры водились. Их кости находили, когда трассу Таврида строили. А может и сейчас водятся? Картинка как бы…

  • Севастополь: весенние и летние коты

    Живут на земле существа неземной красоты. И мы знаем, что это коты! А в Севастополе они живут особенно в большом количестве и вольготно. Ведь наш…

  • Севастополь с высоты птичьего полета

    Наверное очень многим хотелось взмыть над своим родным городом, поселком, селом и увидеть его с высоты птичьего полета. А уж Севастополь - такой…