Drakonit (drakonit) wrote,
Drakonit
drakonit

Categories:

Мысли вслух: о подвигах, героях и позерах

Сегодня слово «герой» затаскали и обесценили на бесконечных телешоу и в передачах. «Последний герой», «Новый герой», «Герои возвращаются» и т.д.
Перед телекамерами бегают, прыгают, позируют, идут по головам окружающих, чтобы добиться «успеха» шустрые и самодовольные парни и девушки. Этим «героям» внушают, что для победы надо избавиться от «слабого звена», столкнуть товарища – буквально или в переносном смысле, чтобы освободить себе место, пойти на любую глупость и унижение для «успеха». Ну и «голливудская улыбка», «история успеха» и мечты: стать телеведущим, банкиром, модельером или там манекенщицей. И тут же реклама модных шмоток, без которых ну просто не стать «героем нашего времени», и кредитов, без которых эти самые шмотки не купишь. Тошно, честно говоря.
Иные «герои» выглядят вроде поприличнее – карабкаются по скалам без страховки или прыгают с них, бодро перепрыгивают заборы и ограждения, ныряют на глубину без снаряжения и много еще чего делают, чтобы опять-таки попасть на телеэкраны.
Вроде бы смельчаки, люди упорные. Да только и тут – ну не героизм это. Храбрость личная – да. А цель? Опять же – вот он я какой, добился, смотрите – завидуйте, «в телевизор» попал. И за рекламу шмоток заплатят опять же.
Может не все такие, может кто-то для себя это делает, а телеоператоры ему только мешают или воспринимаются как источник средств на свое хобби. Ну, молодцы – есть любимое дело, сила воли. Но ключевое слово – для себя! Пусть там вокруг все плохо – не колышет, а я - в горы, в джунгли, под воду, такой могучий и удачливый, и «какое мне дело до всех до вас, а вам до меня».
Может кто-то и пример показывает, мол, смотрите, делайте также. Или учеников заводит, заражает своей сверхэнергией.
Уже лучше. Только… а какая польза от этого риска и этих усилий? Потому что герой – в моем понимании – это тот, кто что-то сверхчеловеческое сделал не для саморекламы, не для себя, не гордыни ради, а для других – для людей, для народа, для Родины, для одного-единственного пусть человека, или не человека, а живого существа в помощи нуждающегося, но не для себя единственного и не для тех, на кого ему наплевать, но кто его банально нанял.
В западных фильмах еще любят показывать «супергероев». Профессиональных. Мол, изначально одарен он некими способностями и совершает подвиг. Прилагается к нему мудрый старый наставник, грудастая юная профессорша с умными советами, друг-соперник, ну и главный злодей с необъятной ратью. А вывод такой – подвиги совершают специально на то назначенные люди, а все остальные – восхищающаяся массовка. Зрители, которые за удовольствие платят. В кинотеатре или у телеэкранов или на шоу…
У нас в Севастополе как-то к другим героям привыкли. Без обтягивающих трико с ярким логотипом, развевающихся плащей, квадратных челюстей и голливудских улыбок. Без позерства. Зато с чувством чести и достоинства, а главное, способностью жертвовать, а не самоутверждаться. Не «вот он какой я – смог», а «я смогу, потому что надо». Не по приказу, а я «так решил, потому что за мной – страна, город, улица, дом, мой друг или просто неизвестный мне лично «наш», которому помочь надо».
Таких, настоящих, героев много было – в первую и вторую оборону, в другие огненные годы войны и сражений. Вон они – в памятниках и барельефах, в музейных портретах, в названиях улиц. Великие и в то же время какие-то свои, близкие, родные что ли, как наш, родной до мозга костей, «Пал Степаныч» на площади Нахимова, с которым просто здороваешься, проходя мимо. Потому что и был адмирал, и еще тысячи, а может и десятки тысяч наших героев – людьми, а не суперменами, патриотами, а не гордецами, снисходящими до массовки. Простыми людьми, со своими успехами и ошибками, привычками и недостатками, которые смогли – в один момент или на протяжении долгого времени (а это сложнее) совершить Поступок. Может, не думая даже, что вот он – момент истины, вот он – подвиг. Рассказывают, что когда героев Севастопольской обороны награждали, то многие говорили – «а я то что, нас тут таких много, весь полк, вся батарея, я просто делал, что должен». И не было в этом самоуничижения или позерства – искренне так думали. Подвиг как работа, как долг. И никаких «суперменов».
Ну, понятно, скажете, «были люди в наше время… богатыри не вы». Раньше и трава была зеленее, и небо голубее, и Севастополь был действительно Городом – белокаменным и достойным поклонения даже в руинах. И Адмиралы были с большой буквы, которым хотелось подражать и под чьей командой сражаться и погибать, и Матросы такие, что и на памятник, и в века… Были. И иной раз грустно становится, что с ними в веках разминулись. Потому что кажется, что не только восхищаться и учится достойно было бы, но и просто быть и действовать рядом с тем же Нахимовым, который всегда людей вокруг видел, берег, ценил, по чинам не делил и умер среди своих людей как свой, и вот рядом с такими людьми и сам как-то лучше, правильнее, чище что-ли становился бы.
Да только герои ведь не по эпохам распределяются – тут есть, тут нет, и не к великим событиям выдаются порциями, как в кино.
Они и сейчас есть, среди нас, ровесники, а то и моложе. Люди простые. Но когда узнаешь их поступки, то смотришь на себя, прежде всего, мол, а разве смог бы так.
Вот кажется, что святые – это такие великие, мудрые люди из какой-то седой древности, преданий. А был такой простой русский солдат Евгений Родионов. Наш современник. Русский святой. Народный святой, пусть там церковные бюрократы и тянут до сих пор (они и с царской семьей тянули, и с адмиралом Ушаковым чуть ли не сто лет думали). Говорят, на миру и смерть красна. Когда есть на кого оглянуться, что свои рядом, что нельзя перед ними сплоховать, да хотя бы чувствовать поддержку. А Евгений был один, в плену у выродков, которые ислам сделали идеологией смерти и зверства. И никто не видел, что он делал. Мог выжить – так выживали иные, и не мне их судить. От него не требовали ничего, по меркам многих наших современников, «страшного» - отречься публично от своей веры, своих убеждений, принять веру врага, унизится – и выжить. Несколько слов (а в глубине души убедить себя, что, мол, хитрость военная, чтобы выжить и потом уж…) и жизнь. А иначе – жуткие мучения. А вот для него выбора просто не было, он остался тем, кем был – православным русским солдатом (кто там ворнякает, что «православие – религия рабов»). Перенес мучения. И умер непобежденным. Один. В окружении палачей-выродков. И когда он умер – даже эти полуживотные, повернутые на своем «джихаде», поняли, что они то не победили. Что один – совсем молодой, измученный, безсильный вроде бы, безоружный и пленный солдат их победил.
А ведь воспитывали Евгения не в особом центре для суперменов, не в горном монастыре. И свою короткую земную жизнь прожил как многие из нас. И стал героем.
Подвиг духа. И воинские подвиги.
Вот 70 псковских десантников, которые на исходе зимы 2000-го стали на пути нескольких тысяч боевиков. Бойцы той самой русской армии, многократно оболганной, оплеванной разного рода либералами, западниками, «правозащитниками», поборниками боевиков, горе-националистами. Простые солдаты, ставшие на пути самых отборных матерых боевиков. Из 70-ти осталось в живых несколько человек. Они ведь могли отойти, было в той войне и такое. И не осудили бы – десятки против тысяч - куда там. А уж когда погибли все офицеры – кто их держал? Но они стояли. Не былинные герои, не те великие люди из прошлого севастопольских оборон, бородинского поля, с палубы «Варяга», а наши современники.
И еще пример – без боя. 2010 год. Тихоокеанский флот. Эсминец «Быстрый». В машинном отделении вспыхнул пожар. Еще немного – и боевой корабль, где 300 человек находилось, мог взлететь на воздух. И в огонь, буквально в огонь, в горящее топливо кинулся простой русский матрос. Не славянин по национальности – бурят Алдар Цыденжаапов. Но русский матрос. Ему оставалось служить месяц. А он кинулся в огонь и отключил энергоустановку, спас своих сослуживцев. Алдар умер на четвертый день – против таких ожогов врачи были безсильны. До 20-летия он так и не дожил.
Хорошо, скажете вы, это герои-воины. Особые люди значит. Есть они сегодня.
И опять же – не только воины. Севастополец Павел Бондарев десантником или моряком не был. И не был он на рубеже обороны или на боевом посту. Просто шел по улице, когда увидел, что «крутая тачка» очередного урода-мажора вылетает на остановку, где стоят двое детей. Павел успел отбросить девчонку, а мальчишку прикрыл собой. Ему так и осталось 24 года.
И, наконец, последний пример. Я не знаю имени, и даже страны. А важно ли это. История, кстати, разошлась по интернету. Маленький мальчик согласился дать кровь больной сестре, чтобы ее спасти. После переливания он, побледневший, спросил врача: «А когда я умру?». Ребенок подумал, что он должен всю кровь, чтобы спасти свою сестренку, но сам, по доброй воле, на это пошел. Осознанно. Без бравады и телекамер.
Таких случаев много на самом деле. Просто о них не пишут. Или они тонут в потоке бредовых и похабных новостей типа «бандит убил, ограбил, изнасиловал, украл, взорвал» или «телеидол женился, развелся, переспал, сходил в клуб, сменил пол», ну и плюс «толпа потных мужиков погоняла мячик по стадиону за миллионы долларов, а потом фанаты побили их, друг друга и окружающих» (нет, нужна цензура, очень нужна, как и смена приоритетов, ценностей, чтобы не телекривляка или стадионный клоун, был примером для подражания и миллионы получал, а воин, спасатель, педагог, правоохранитель).
Но кто ищет, может найти. Вот мальчик кинулся в ледяную воду – вытащил ребенка. Другой подросток насмерть дрался с бандитом, ворвавшимся в дом и пытавшимся напасть на его сестренку. Священник кинулся к упавшему самолету и вытаскивал людей. Милиционер подставил свою машину под грузовик, летящий на автобус с детьми. Подвиги.
И даже не обязательно подвиг – это риск для жизни. И такие подвиги есть – работник заброшенного почти аэродрома каждый день расчищал его и содержал в порядке. Годами. И туда успешно сел аварийный самолет. Или вот – ветеран, инвалид, герой войны каждый день приходит в небольшой музей бывшего военного училища. Хромая, с тросточкой, но идет и ухаживает за ним, рассказывает нечастым посетителем, сохраняет музей, потому что это память о его сослуживцах, учениках… Подвиг врача, педагога.
Да скоро нормальная, честная жизнь человеческая с заботой о ближних, а не с «путем к успеху» по головам окружающих чуть ли не подвигом будет. Вот это и обидно.
Tags: Позиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments